What’s left of Marx’s ideas?